Почему у одних людей развивается зависимость от наркотиков, а у других нет?

Почему вы это делаете? Это вопрос, который друзья и родные часто задают наркозависимым. Трудно объяснить, как развивается наркозависимость с течением времени. Многие считают, что ее причиной является постоянный поиск удовольствия. Но удовольствие от опиоидов, таких как героин, или от стимуляторов, таких как кокаин, снижается при повторном употреблении. Более того, некоторые вещества, вызывающие привыкание, такие как никотин, не могут вызвать ощущение эйфории вообще.

Итак, какие же причины формирования зависимости от наркотиков?

Есть два популярных объяснения причин развития наркозависимости, и ни одно из них не выдерживает тщательного изучения. Первое заключается в том, что употребление наркотиков — это плохая привычка, которую наркоманы просто должны перебороть. Тем не менее для головного мозга привычка — это не что иное, как наша способность выполнять повторяющиеся задачи, такие как завязывать шнурки или чистить зубы, — все более и более эффективно. Люди обычно не оказываются заложниками повторяющегося навязчивого желания постоянно завязывать шнурки.

Другая теория утверждает, что справиться с синдромом отмены при прекращении употребления наркотиков — слишком сложная задача для  многих наркоманов. Синдром отмены характеризуется целым рядом неприятных симптомов, которые развиваются в процессе того, как наркотик выводится из организма. Эти симптомы могут включать повышенное потоотделение, озноб, беспокойство и учащенное сердцебиение. Для некоторых наркотиков, таких как алкоголь, отказ от их употребления связан с повышенным  риском смерти, если не организовать его должным образом.

Болезненные симптомы отмены наркотика часто упоминаются как причина, по которой развитие зависимости кажется неизбежным. Тем не менее даже при употреблении героина симптомы отмены почти проходят примерно через 2 нед. Кроме того, для многих вызывающих привыкание веществ характерны достаточно умеренно выраженные симптомы отмены. Это не означает, что поиск удовольствия, формирование привычки или синдром отмены не влияют на процесс формирования наркозависимости. Однако возникает вопрос, являются ли они необходимыми компонентами для формирования наркозависимости или же зависимость будет сохраняться даже в их отсутствие?

Еще в 1980-х годах исследователи сделали удивительное открытие. Еда, секс и наркотики вызывают повышение продукции дофамина — внутреннего медиатора удовольствия, который высвобождался в определенных областях головного мозга, — центрах удовольствия, как тогда считали.

Однако эта идея с тех пор была развенчана. В головном мозге есть центры удовольствия, но они не модулируются дофамином.

Так что же происходит? Оказывается, что головному мозгу «нравится» что-то и он «хочет» чего-то — это два отдельных психологических переживания. «Симпатия» относится к спонтанному восторгу, с которым можно было бы съесть печенье с шоколадом. «Желание» — это то, что мы чувствуем, когда смотрим на тарелку печенья в центре стола во время встречи.

Дофамин отвечает за «желание» — не за «нравится». Например, в одном исследовании ученые изучали поведение животных, чей головной мозг был неспособен продуцировать дофамин. Эти животные потеряли желание есть, но не отказывались от пищи, когда ее помещали непосредственно в рот.

Все вещества, вызывающие зависимость, провоцируют всплеск продукции дофамина в головном мозге, иными словами «желание». Это заставляет нас желать употреблять наркотики снова и снова. При повторном употреблении наркотиков «желание» повышается, в то время как наша «симпатия» к наркотику, похоже, остается на прежнем уровне  или даже уменьшается. Это явление известно как формирование толерантности.

В последних исследованиях был рассмотрен небольшой субрегион миндалевидной железы, известной своей ролью в процессе развития страха и эмоций. Было выявлено, что активация этой области делает подопытных животных более склонными проявлять привыкание относительно определенного поведенческого паттерна: сужение зоны внимания, быстрое увеличение употребления кокаина и даже компульсивное (навязчивое) грызение порта подачи кокаина. Этот субрегион может быть вовлечен в процесс формирования чрезмерного «желания» и у людей, заставляя нас делать рискованный выбор.

Недавняя эпидемия употребления опиоидов связана с появлением так называемых недобровольных наркоманов. Опиоиды, такие как оксикодон, викодин и другие, очень эффективны при купировании трудно устранимой боли. Тем не менее они также вызывают повышение продукции дофамина.

Большинство людей начинают принимать опиоиды не для получения удовольствия, а по назначению врача для устранения выраженного болевого синдрома. Любое удовольствие, которое они при этом могут испытывать, так или иначе связано с облегчением боли.

Однако со временем у пациентов развивается толерантность. Препарат становится все менее эффективным, что требует повышения принимаемых доз препарата. Это приводит к существенному скачкообразному повышению уровня дофамина в головном мозге.

По мере того как боль утихает, пациенты оказываются неожиданно  зависимыми от наркотиков и вынуждены принимать их все больше и больше. Результатом этого регулярного приема большого количества наркотиков является гиперреактивация системы «желания». Сенсибилизированная система «желания» вызывает интенсивные приступы желания всякий раз, когда получает доступ к препарату или подвергается воздействию сигналов, связанных с ним. Эти сигналы могут включать атрибуты наркотика, негативные эмоции, такие как стресс, это могут быть даже конкретные люди и места, напоминающие о наркотике. Сигналы, напоминающие о наркотиках и вызывающие активацию системы «желания», — одна из самых больших проблем, поскольку они осложняют отказ от употребления наркотиков.

Эти изменения в головном мозге могут быть длительными, если не постоянными. Некоторые люди, вероятно, более подвержены этим изменениям, чем другие. Исследования показывают, что генетические факторы могут предрасполагать определенных лиц к формированию зависимости. Это объясняет, почему семейная история наркомании связана с повышением риска развития зависимости. Стрессоры, имевшие место в раннем детстве, например такие, как физическое насилие, также повышают риск развития зависимости.

Многие из нас регулярно употребляют наркотики, такие как алкоголь или никотин. Но в большинстве случаев это не квалифицируется как зависимость. Частично это происходит потому, что нам удается сохранять баланс, выбирая альтернативные формы вознаграждения, например, проводить время с семьей или получать удовольствие от хобби, не связанных с наркотиками.

Однако для тех, кто подвержен чрезмерному «желанию», может быть сложно поддерживать этот баланс. Сегодня исследователи работают над тем, чтобы выяснить, что делает человека восприимчивым к гиперреактивации системы «желания». Это может  помочь врачам лучше управлять риском развития зависимости и не подвергать восприимчивого пациента воздействию лекарств с сильным аддиктивным потенциалом.

Тем временем многим из нас следует пересмотреть взгляды относительно наркомании. Наши заблуждения в этом вопросе могут сослужить плохую службу, повысив риск развития наркомании у нас самих.  Во многих случаях индивидуум, страдающий от зависимости, не лишен силы воли, чтобы бросить наркотики. Он отдает себе отчет в тех боли и страданиях, которые зависимость создает вокруг него. Наркомания просто создает «желание», которое часто сильнее любого человека, и он не может преодолеть это в одиночку.